«Смотри изнутри: Смоленск». Город, который воспитывает
Смотри изнутри: Смоленск

«Смотри изнутри: Смоленск». Город, который воспитывает

17 ноября 2018 года в 14:24
981

Героем проекта о смолянах стала заведующая кафедрой литературы и журналистики СмолГУ, доктор филологических наук, профессор, преподаватель университета, один из руководителей литературной студии «Персона» Ирина Викторовна Романова. Смолянка рассказала о том, почему не стала врачом, с какой достопримечательностью в городе ассоциируется семейная жизнь, и какие люди становятся лицом города.

Ирина Романова: «Я благодарна за то, как сложилась моя жизнь. Всё, что я на сегодняшний день имею — это сценарий Смоленский. И как ты благодарен своим родителям за то, что ты у них родился, и они тебя так воспитали, точно так же я благодарна городу, что родилась здесь, и меня мой город так воспитал».

Смоленское детство

Первое воспоминание о Смоленске у Романовой связано с улицей 8 марта. Здесь Ирина Викторовна родилась. Двухэтажные дома, деревянные бараки, деревянные сараи по периметру дворов — такой запомнилась улица маленькой смолянке. В воспоминаниях Ирины Викторовны остался шумный двор, где по вечерам собирались все жильцы. Мужчины играли за столом в домино, а женщины выносили раскладушки, чтобы просушить перины и подушки и пообщаться. Дети бегали во дворе, здесь же развешивалось выстиранное бельё. Часто ребятишек привлекали полуоткрытые двери сараев, которые проветривались, нельзя было не заглянуть.

«Вот у моей бабушки стояла большая бочка квашеной капусты в сарае. Запах детства — это аромат этой бабушкиной капусты», - вспоминает с улыбкой Ирина Викторовна.

Никольские ворота символизировали для Ирины Викторовны выход в город и по тем меркам в большой мир. После пяти лет семья Романовой переехала на улицу Бакунина, где смолянка и провела четверть века. Дом находился рядом с парком, который сейчас называется «Лопатинский сад».

«У нас было не принято играть во дворах, дворы были абсолютно не оборудованы, поэтому все дети играли в парке. Мы почему-то считали его своим двором. Это был очень комфортабельный и красивый двор, и нам там было уютно. У нас была крепостная стена, бастионы, холмы, площадки, пруд и даже свои потайные тропинки», - делится детскими воспоминаниями Романова.

Путь в филологию

«Наверное, я должна была бы быть врачом, потому что в моей семье два поколения врачей: бабушка, дедушка, мама и папа», - говорит о выборе профессии Ирина Викторовна.

«Меня «залечили» с детства и мне не захотелось получать медицинское образование, хотя благодаря семье познания в медицине у меня чуть выше, чем у любого другого простого смертного», - объясняет Романова.

Дедушка Ирины Викторовны в своё время пробовал поступать во ВГИК, на режиссёрское отделение, до того как стал врачом. С детства Романову водили в музеи, театры, на балет, по телевизору в семье часто смотрели передачи о театре. В этой среде и сформировалось желание стать артисткой. Второй желанной профессией для смолянки стала журналистика.

«В семье много читали и выписывали периодику, в нашем доме всегда был самиздат. Наверное, отсюда любовь к чтению и к новостям, к потребности производить какие-то тексты», - рассказывает профессор.

Но уже в сознательном возрасте Ирина Викторовна сделала выбор в пользу филологии. Позже вместе с Ларисой Павловой Ирина Викторовна возглавила поэтическое объединение «Персона». Идея основать объединение появилась потому, что на филологическом факультете всегда было много студентов, которые писали и хотели услышать мнение о своем творчестве. Студенты хотели подробно разобрать свои недочеты, проанализировать работы и получить честное мнение.

«Мы решили, что нужно придумать форму, где бы все авторы друг с другом общались, и друг друга бы обсуждали. Вадим Соломонович Баевский подсказал нам, что это может быть форма литературной студии. Лариса Викторовна Павлова стала первой, кто рискнул эту идею воплотить. Когда я закончила университет, то тоже к ней присоединилась. Вот, «Персона» до сих пор жива», - вспоминает историю создания литературной студии профессор.

«Критика – это отклик на свежий текст. Без литературной критики сам литературный процесс бы захирел. Писатели для того и пишут, чтобы получить отклик. Когда на твое произведение откликается Белинский, даже уже неважно с какой оценкой, ты уже вошел в историю», - высказывает мнение Ирина Викторовна.

Романова убеждена, что институт критики нужно развивать, даже можно учредить специальную премию имени Адриана Македонова, автора идеи о существовании смоленской поэтической школы, который родился на Смоленской земле. По мнению Ирины Викторовны, существование такой премии стимулировало бы развитие критики в нашей области.

«Я рада, что у нас есть поэтические объединения. Содружество в наше индивидуалистическое время — замечательное явление. Например, «Двойное дно». Это перформативная поэзия, близкая молодежи. Ребята представляют чтение стихов как миниспектакли. Они это делают свежо, талантливо и бескорыстно», - делится мнением о смоленской поэзии Ирина Викторовна.

Графоманию Романова не любит, но не настроена выступать против. Ирина Викторовна придерживается мнения, что если человеку становится лучше от того, что он пишет, то пусть себе пишет.

«Но как педагог я считаю, что нам нужно воспитывать вкус у читателя. Пускай продукция будет разной, а сформировать вкус читателя - это наш задача», - рассказывает о цели филологов профессор.

Любовь к филологическому творчеству у Ирины Викторовны с детства. В школе смолянка писала стихи, но когда поступила на литфак, то стала еще больше читать. Поняла, что можно писать намного талантливее, и поэтому благополучно перестала это делать. В университете у Ирины Викторовны произошло, как рассказывает она сама, замещение художественного творчества научным. В ответе на вопросе о том, почему так важно писать, Ирина Викторовна обращается к роману Евгения Водолазкина «Авиатор».

«После прочтения я поняла, какая ответственность лежит на каждом из нас в том, чтобы фиксировать своё время. Писание - это такой процесс, который помогает человеку справиться со временем, задержать время, победить его в какой-то степени в этой абсолютно обреченной изначально схватке человека и времени. Это важно и для тебя самого и для тех, кто будет жить после тебя». Ирина Викторовна признается, что иногда заставляет себя писать эссе или мемуарные зарисовки.

Город в лицах

«Легче все было бы сказать, что лицо города — это Авраамий Смоленский. Фёдор Конь или ещё кто-то из выдающихся деятелей, но они ли становятся лицом города? Лицо города определяют совершенно обыкновенные смоляне», - рассуждает Ирина Викторовна.

Дедушка и бабушка Ирины Викторовны не коренные смоляне. Дедушка – родом из Брянской области, а бабушка жила в Крыму. Но после войны судьба распорядилась так, что они оказались в нашем городе. Несмотря на перспективы переехать в крупный город, дедушка остался здесь и основал тюремную областную больницу, а бабушка стала одной из тех, кто организовал в городе судебно-медицинскую экспертизу с нуля.

«Это важно для Смоленска? Мне кажется, что важно. Вот моя мама 50 лет работает участковым врачом. Её обожают пациенты, к ней ходят даже здоровые пациенты, просто для того, чтобы поговорить о жизни, посоветоваться. Она пролечила несколько поколений людей. Она важный человек для Смоленска? Для меня - очень важный», - добавляет Романова.

С благодарностью преподаватель вспоминает своих школьных учителей: Надежду Викторовну Зимницкую, Елену Леоновну Евгененкову, Тамару Михайловну Войтенкову, Жанну Максимовну Плескачевскую, Людмилу Николаевну Ющук и многих других. Именно эти люди привили культуру чувств, отношений, понимание вкуса и этических норм.

«Для меня жизненным девизом стали слова профессора Баевского, он говорил: делай своё дело на своём месте. У Вадима Соломоновича были предложения переехать заграницу, но он этого не сделал и поднял русскую филологию на мировой уровень, во всём мире говорят про смоленскую филологическую школу», - рассказывает Ирина Викторовна.

В рассуждениях о патриотизме Ирина Викторовна обращается к истории Севастополя. Там, по мнению смолянки, люди очень хорошо знают историю своего города и тех, кто в этом городе жил. Есть четкое осознание, что город стоял за Россию. Своим городом жители гордятся.

«Я никогда больше нигде не видела такого отношения к малой родине, а ведь у Смоленска и Севастополя очень много общего, прежде всего это военная история. Но при всём том, что Смоленск старше Севастополя, он незаслуженно недолюбленный. В войнах он не был стратегической целью, но именно от него всегда зависела судьба Москвы , России, православия», - отмечает Ирина Викторовна.

Профессор Романова часто организует конференции, куда приезжают ученые из других городов. Говорит, что люди от Смоленска в восторге. Все приезжие сходятся во мнении - Смоленск недооценен. Городу есть что показать: Собор, Крепостная стена, церкви XII века.

«Можно было бы придумать какой-нибудь «гранатовый браслет» из северо-западных русских старинных городов — Смоленск, Псков, Великий Новгород», - рассуждает Ирина Викторовна

Ирина Викторовна улыбается, когда вспоминает историю о родном городе, связанную с башней «Веселуха».

«Когда я выходила замуж, то было принято молодоженам ездить по общественно значимым местам. А мы с будущим мужем решили «сломать» эту традицию. Сначала возложили цветы к Вечному огню, а потом поехали на Семигорье. Я сняла туфли на каблуках и в свадебном платье залезла с мужем на Крепостную стену», - рассказывает Ирина Викторовна

На башне «Веселуха» молодожены и отпраздновали половину свадьбы. Башня была с полуразрушенными зубцами, не покрыта сверху, на ней росли яркие желтые полевые цветы, и оттуда открывался чудесный вид на город и вокруг. Так семейная жизнь стала ассоциироваться у Ирины Викторовны с Крепостной стеной.

«Тогда казалось, что само счастье где-то здесь на высоте птичьего полета», - добавляет смолянка.

Ирина Викторовна уверена, что мотивировать молодёжь остаться в городе можно только собственным примером. Но не думает, что во всех случаях это необходимо. Есть такие профессии, которым не учат в нашем городе, или даже в нашей стране.

«У моей коллеги сын хотел стать микробиологом. В Смоленске невозможно освоить эту профессию, позже выяснилось, что в Москве тоже нет лабораторий достойного уровня», - рассказывает Ирина Викторовна. - «Сейчас он работает в Америке. Человек блестяще исследует то, что всегда хотел, но в другой точке земного шара. В таких случаях нужно заниматься своим делом там, где созданы для этого все условия».

«Я своим детям говорю: где родился там и пригодился. Можно быть успешным у себя на малой родине, где тебя запомнят, будут благодарны тебе. Это лучше, чем уехать в мегаполис и затеряться там, на съемной квартире, быть на вторых - третьих ролях, но тешить себя иллюзиями, что это какая-то самореализация».

Фото: Алиса Аницкая

Анастасия Костикова

«Смотри изнутри: Смоленск». Родной город, как школа жизни
«Смотри изнутри: Смоленск». Как город помог найти себя

Rambler's Top100