Сохраняя духовное наследие
Церковь и общество

Сохраняя духовное наследие

17 октября 2018 года в 15:06
157

Александр Дубровский – древлехранитель Смоленской епархии. Человек, которому по должности положено охранять предметы и памятники культурного наследия, а значит, прежде всего знать о них…

По списку

– Александр Александрович, давайте начнём наш разговор с самой должности древлехранителя, название которой на наш современный слух звучит несколько экзотично…

– Эта должность была введена в 2015 году по решению Архиерейского собора Русской Православной Церкви. Мои основные обязанности в этой должности – ведение учёта всех церковных ценностей, движимых и недвижимых, контроль за соблюдением их сохранности, надлежащих условий хранения и эксплуатации, организация работ по своевременной реставрации…

– Я правильно поняла: до введения этой должности были определённые проблемы с сохранностью культурных ценностей, находящихся в ведении Церкви?

– Да, потому что этими вопросами занимались священнослужители, настоятели храмов. Но, учитывая, что их основная забота – это всё-таки проведение богослужения и работа с паствой, до организации своевременной реставрации порой просто руки не доходили. Для решения этих вопросов необходимо много времени, определённые знания и опыт. Вот и получилось, что многие церковные ценности и памятники просто погибали из-за неправильного обращения и непринятия своевременных мер по их сохранности. А ведь речь идёт о бесценном духовном наследии, запечатлённом в памятниках истории и архитектуры, произведениях изобразительного и ювелирного искусства…

На виду и в хранилище

– Предлагаю на наследии и культурных ценностях остановиться поподробнее…

– Хорошо. Прежде всего, это здания, переданные в собственность или пользование Смоленской епархии. Большинство из них – уникальные памятники истории и архитектуры. Кроме того, ценности движимые: иконы, церковная утварь, богослужебные предметы, инвентарь, облачения… Среди этих предметов много действительно бесценных – таких, как наша чудотворная икона «Одигитрия Смоленская», плащаница, сандалии Святого Меркурия…

– Ну, об этих реликвиях знают все. И они, что называется, в свободном доступе. А ведь наверняка есть немало интересных предметов, которые пока находятся где-то в запасниках…

– Да. И в мои обязанности, в частности, входит создание древлехранилища – помещения, где будут собраны все ценности, которые нам необходимо сохранить для потомков. Им будут обеспечены надлежащие условия хранения: определённый световой и климатический режим. Сейчас как раз ведётся работа по выявлению таких ценностей и постановке их на учёт.

В дальнейшем мы планируем на основе этих фондов создать епархиальный музей, в котором будут экспонироваться приведённые в соответствующее состояние богослужебные предметы: иконы, чаши, облачения, утварь и многое другое.

Например, у нас в соборе хранятся резные деревянные скульптуры. Их несколько, все отличаются по размеру. Историки предполагают, что это детали разных резных иконостасов. И, конечно, это интересно с точки зрения не только искусства, но и истории. После реставрации они, несомненно, станут частью постоянной экспозиции нашего музея.

Есть в наших планах и организация совместных выставок с музеем-заповедником, в фондах которого хранится немало церковных предметов. Речь не идёт об их возвращении нам – только об экспонировании на условиях музея. Особенно если эти вещи где-то в запасниках и люди их не видят…

– Однако вернёмся к фондам епархии. Что ещё интересное кроме скульптур хранится у вас?

– Интересно, что порой уникальные вещи находятся на самом виду, а большинство людей даже не догадываются об их истинной ценности. В качестве примера могу назвать две иконы XIV века, которые являются частью пристенных иконостасов Успенского собора. Это очень красивые работы, без преувеличения – наша гордость. Раньше они были в окладах, но после реставрации мы решили выставить их без риз, и сейчас иконы можно видеть без помех.

Одна из этих икон – «Взыграние Младенца» – образец древнерусского письма. Вторая – «Одигитрия», которую почему-то принято называть «Иерусалимской», – византийского письма. До сих пор остаётся загадкой история их появления в соборе… По одной из версий, икона «Иерусалимская Божия Матерь» была перенесена из новгородского Софийского собора в московский Успенский собор Кремля покорившим Новгород царём Иваном Грозным, откуда в 1812 году была похищена французами. Более подробную и интересную информацию об этих удивительных иконах вы можете прочитать в книгах Владимира Михайловича Аникеева – нашего смоленского искусствоведа.

Возвращая из руин

– Александр Александрович, насколько я понимаю, сохранение культурного наследия, находящегося в ведении Церкви, – забота не только руководства Русской Православной Церкви, но и государства. Насколько отлажен механизм такого взаимодействия духовной и светской власти?

– К сожалению, на практике всё не так просто, как нам хотелось бы. Существует федеральная целевая программа «Культура России», в рамках которой профильное министерство выделяет епархиям средства на реставрацию. Однако сам алгоритм участия в ней весьма сложен и состоит из множества ступеней. И, что самое обидное, – не исключает возникновения проблемных ситуаций.

Попробую объяснить на конкретном примере. Мы ежегодно готовим большой пакет документов на реставрационные работы, который отправляем в финансово-хозяйственное управление Московской Патриархии. Там на основе наших запросов составляют некий сводный список по всем епархиям и подают его уже в Министерство культуры, которое и проводит конкурсные процедуры. В итоге подрядчиком может стать не совсем добросовестная организация.

Как, собственно, и получилось с Рождественской церковью в деревне Михновка Смоленского района. В прошлом году конкурс на её реставрацию выиграла фирма, в штате которой, как оказалось, вообще нет необходимых специалистов – не говоря уже о тех, что имеют допуск к работе с объектами культурного наследия.

Конечно, контракт с этой организацией был расторгнут, конкурс проведён заново, и сейчас у нас новый подрядчик из Санкт-Петербурга. Но, к сожалению, процесс по-прежнему идёт очень трудно, несмотря на еженедельные рабочие совещания с присутствием на них специалистов из Министерства культуры…

И этот конкретный пример – далеко не исключение в масштабах страны. Я в рамках конференций и встреч много общаюсь с другими древлехранителями, поэтому могу со всей ответственностью утверждать, что это общая проблема.

– И всё-таки, несмотря на подобные трудности, федеральная программа «Культура России» – это реальная финансовая помощь в сохранении и восстановлении памятников истории и архитектуры…

– Безусловно. Программа существует с 2001 года, и за это время были восстановлены многие храмы и даже монастыри – причём некоторые буквально из руин.

У нас в епархии только на текущий год за счёт средств федерального бюджета было запланировано проведение полного комплекса ремонтно-реставрационных работ Архиерейского дома на Соборном холме, церкви Одигитрии у Днепровских ворот, а также уже упомянутой Рождественской церкви в загородной усадьбе смоленских митрополитов в Михновке.

– Мне импонирует, с каким воодушевлением вы рассказываете о своей работе. Сразу видно: вам нравится то, чем вы занимаетесь…

– Конечно, я очень люблю свою работу. Мне дорог и наш Соборный холм, и все исторические здания, которые на нём расположены. И мне интересно всё, что касается моего нынешнего круга обязанностей. Вообще, быть древлехранителем, не любя эту работу, не живя ею, не болея за неё, – просто невозможно.

Я на этой должности – с момента её введения, а в качестве руководителя архитектурно-строительного отдела Смоленской епархии – больше пяти лет. Но ещё раньше я руководил реставрационной организацией, которая занималась работами на многих исторических объектах города: в Успенском соборе, реальном училище, филармонии, крепостной стене… Так что опыт накоплен немалый, что помогает мне разбираться во многих тонкостях взаимоотношений и с подрядчиками, и со специалистами государственных структур.

Для справки

«Положение о должности епархиального древлехранителя» было принято на заседании Священного Синода 25 декабря 2014 года.

В преамбуле к документу, в частности, сказано, что «сохранение и передача грядущим поколениям бесценного духовного наследия Русской Православной Церкви, запечатлённого в памятниках архитектуры, иконописи, произведениях изобразительного и ювелирного искусства, скульптуры, всегда было очевидной и насущной задачей Церкви».

Далее здесь же определено, что в компетенцию епархиального древлехранителя входит: своевременное информирование епархиального архиерея и Патриаршего совета по культуре о значимых проблемах, связанных с сохранением недвижимых объектов культурного наследия, а также движимого имущества, относящегося к культурным ценностям; наблюдение за сохранностью, своевременным ремонтом, реставрацией переданных религиозным организациям РПЦ в лице данной епархии недвижимых объектов культурного наследия и имущества, относящегося к культурным ценностям; пресечение действий, направленных на повреждение или уничтожение объектов культурного наследия и культурных ценностей; профессиональное взаимодействие с музейным сообществом и организациями культуры.

Материал опубликован при грантовой поддержке Международного грантового конкурса «Православная инициатива 2017–2018».

Ольга Суркова

«Разумейте дух времени»
Альтернатива для молодёжи

Rambler's Top100